Freeski 2010-х годов: страх выгоняется палками

 

Лыжник без палок – это не лыжник! «Без них легче» — скажут одни. «Без них стильнее» — скажут другие. «Палки — олдскул» — скажут третие. Мда… Настал момент, когда этой проблеме можно уделить особое внимание. Катание многих райдеров в парке без палок уже носит регулярный характер за рубежом, и следовательно в России. А из наиболее объективных предпосылок этому можно назвать лишь постановку сложных трюков (back flip, double cork и пр.). Они разучиваются на батуте, на аэроподушке без палок. И, когда трюк перенесен в парк, палки часто так и остаются в кладовке. Но не у всех… Какова же роль палок для фрискиера? Кто может себе позволить кататься без них и насколько он выигрывает от этого?

Ответить на эти вопросы, прибегнув только к спортивным аргументам, не получится, но начать стоит с них. Итак, основные роли палок:

Палки

strela2

Организация корпуса фрискиера                                             Логичное дополнение к лыжам

Руки тянут за собой корпус, назад особенно. Катаясь без палок, очень удобно себя наклонять и опрокидывать, размахивая раскрытыми ладонями кверху. С палками это невозможно, т.к. необходимо будет сначала вынести палки целиком перед собой. А зажатые в руках они всегда заставляют ладони смотреть внутрь, помогают лыжнику быть «закрытым».
Первыми, кто частично ил полностью отказался от палок, были профессиональные фрискиеры, вышедшие из горных лыж или из фристайла (напр. Henrik Harlaut занимался горными лыжами с 5 до 15 лет, Jossi Wells – с 2 до 15 лет). То есть, это спортсмены, у которых техника катания на лыжах, стойка, базовые трюки были задолблены настолько, что потеря палок никак не повлияла на стабильность в воздухе. Едва ли кто-то из сегодняшних российских лыжников, катающихся без палок, имеет подобную биографию. Так что первый возглас: «Без палок легче» можно с улыбкой дополнить следующими словами: «…Руками размахивать легче». Чем больше у фрискиера случайных движений, тем более он похож на «чайника».

Некоторые оставляют палки из соображений безопасности, мол: «При неудачном приземлении я на них упаду». Henrik Harlaut, возможно, подумал так же после своего жесткого падения в triple cork в слоупстайле на X Games 2015. Тем не менее, вероятность травмы от палок при приземлении/падении довольно сомнительна. Колом для пронзания тела палка послужить не может. Для этого ее надо вкопать в землю, сделать толще в 5-10 раз и насадиться на нее под нужным углом. Оторвать руку палка тоже не сможет, т.к. для этого надо зацепиться ею в полете за неподвижную опору. Так что в основном избавление от палок ради повышения безопасности это просто очередной «пункт» из общего списка страхов фрискиера. Да, есть тенденция, что с усложнением трюков некоторые лыжники начинают избавляться от лишних предметов. Но во-первых, это делают далеко не все лыжники, во-вторых трюки эти начинаются от «double cork», а в-третьих, причина этому – все тот же страх. Так что, если лыжник избавляется от палок уже на трюках «540» или «cork 900», значит либо те, кто ему советует, слишком форсируют события, либо он пришел не в тот спорт.
С третьим возгласом: «Палки — олдскул» все ясно. Ультрасовременный спорт хочется осовременить «в квадрате»: сначала с помощью штанов (от широких к узким), теперь с помощью палок. Так что этот лозунг временный. А вот второй: «Без них стильнее» — самый интересный!..

В ХХ веке в балетном мире Европы появилась такая фраза: «Французский балет – это ноги, а русский балет – это руки». Руки очень выразительны. Особенно, если они свободны, не держат какой-либо предмет. И еще ранее, чем в балете, это стало очевидно в искусстве живописи. Руки, кисти, пальцы стали «оттягивать» на себя внимание зрителя, поэтому художники часто старались привлечь взоры наблюдателей исключительно на лицо изображенной модели, не показывая руки вовсе, или же ограничивая их выразительность каким-нибудь предметом.
Вот что писал о руках Д.В. Сарабьянов в своем знаменитом труде «Орест Адамович Кипренский»:
«В ранних погрудных и поколенных портретах Кипренский редко изображает руки, особенно кисти – только тогда, когда они должны что-то делать. Если уж кисти рук обязательно в силу обстоятельств должны присутствовать в картине, художник старается обойтись лишь одной. В поздних портретах чаще всего присутствует изображение рук, и оно никогда не бывает бессмысленно-нейтральным, а напротив, приобретает совершенно особый смысл, каждый раз индивидуальный».
Д.В. Сарабьянов «Орест Адамович Кипренский» Ленинград «Художник РСФСР» 1982. С.34

kipren1
Портрет А.К. Швальбе 1804г.
kipren2
Портрет Е.П. Корсакова 1808г.

На этих ранних работах О.А.Кипренского руки моделей не играют особой роли в картине.
Они заняты предметом: тростью, свёртком. И кроме лица смотреть, по большому счету, не на что.

    kipren3
портрет А.Ф. Шишмарёва 1827г.
    kipren4
портрет Е.С. Авдулиной 1822г.

А здесь, спустя двадцать с лишним лет, художник добился такой выразительности лица
и его доминанты в картине, что не боится блестяще изобразить
руки (и не формально, а наделив их смыслом), проработать одежду, обозначить задний план.

То же различие между ранними и поздними работами, хоть и в более сдержанных формах, можно наблюдать у К.П. Брюллова:

brul1
Портрет К.А. Тона 1823-1827г.г.
brul2
Портрет А.Н. Львова 1824г.
brul3
Портрет М.П. Волконской 1837-1840г.г.
brul4
Портрет И.А. Крылова 1839г.

И Кипренский и Брюллов с первых дней своего творчества сознавали роль рук, силу их выразительности; долгое время прятали их, вуалировали, стесняли свободу зажатым в них предметом; осторожно и не спеша прикасались к этой теме, и только став великими мастерами мира они смогли, не умалив главного, дать волю тому состоянию, которое способны передать руки.
Ну а что наши «художники» в сноупарке?! Только-только сделали первые шаги во Freeski (и то лишь на российском уровне), посмотрели на Henrik Harlaut и Jossi Wells и сказали себе: «А чё, щас мы палки выкинем и станем такими же крутыми!» Браво! В итоге, на пути к приземлению, сгорая от острого желания не упасть или подправить себя, они так энергично помогают себе руками, что за такой бешеной работой верхних конечностей не видно их хозяев.
Прежде, чем освободить от палок руки, надо подумать, как они будут двигаться. И вопрос этот главным образом должен стоять перед лыжниками-самоучками, т.к. у выходцев из горнолыжных школ руки, хоть и не творчески, а утилитарно (для отбивания вешки), все же поставлены. На X Games 2015 Henrik Harlaut выступал еще с палками, а в следующем году на тех же соревнованиях уже без них. И ни у кого из наших даже не возникло вопроса «Почему»? Кипренского спросить о руках уже не удастся, а Хенрику написать о палках в Фэйсбук – запросто. Если понаблюдать за его катанием до 2016 года и после, то можно увидеть, что в идентичных трюках его руки без палок двигаются часто по той же траектории, что и с палками. Например triple cork в слоупстайле X Games 2015 и double cork на X Games в Big Air 2016 и 2017. В обоих трюках его левая рука всегда закрыта. Чуть-чуть он ей подмахивает, чтобы выйти в switch. Это говорит о том, что техника первична, она – главное! Палки, одежда и прочий антураж – вторичны. Топ-райдер мира вели́к благодаря своей биографии, а не умению одеваться и кататься без палок.
Возвращаясь к российским фрискиерам, глядя на их наивные попытки бездумного подражания мировым мастерам, очевидно следующее: уделяя внимание второстепенным вещам, они теряют в главном.
Повторить спортивную карьеру «хенриков» (пусть лишь на начальном ее этапе) или хотя бы взять ее на вооружение почему то никто из наших не хочет. Зато выкинуть палки из рук и дреды на башке накрутить – все с радостью, даже взрослые райдеры.
Но даже профессионалы с мировым именем, отказываясь от палок, вряд ли отдают себе отчет в том, что после этого руки их получат гораздо большую выразительность, которую можно использовать для усиления впечатления на зрителя. Их руки остаются сдержаны, как и прежде, и на примере Henrik Harlaut это видно. Выигрывают ли они чисто внешне, оставшись без палок?.. Едва ли. Кисти почти всегда в перчатках. А руки издалека и на большой скорости видны гораздо хуже, чем у танцовщиц на балетной сцене и у моделей на портрете. Так что палки в некотором смысле помогают лыжнику удлинить руки, сделать их более заметными; способствуют обогащению картины трюка дополнительным штрихом. Единственная дисциплина Freeski, где выразительность рук может раскрыться сильнее, это джиббинг. Скорости там небольшие. И зритель может подойти очень близко к райдеру. Но даже тогда это останется лишь деталью, дополнением. А пока российским фрискиерам имеет смысл сосредоточиться на главном.

________________________

автор: Андрей Кравченко
март 2017г.

Материал разрешается дублировать в интернете только после получения разрешения от компании ProLine!

вернуться в раздел «Статьи»